От русского радикализма к нигилизму

 Иннокентий СУРГУЧЁВ

                                      Горечь свободы

Часто в России главной темой для поэтических и интеллектуальных размышлений становилась раздвоенность бытия. С одной стороны, русский человек был обращён лицом к бескрайним просторам, освобождающим от общества и государства, с другой — он был привязан к земле, к общине, к барину. Соборное уложение 1648 года превратило русского человека в волка на цепи, устремлённого взором к манящей воле. Петровские реформы поставили знак равенства между волей и дикостью. Отдаться воле значило одичать, прыгнуть из системы просвещённого абсолютизма в дореформенную бородатую Русь. Лес и степь стали синонимами свободы в русском фольклоре. Странничество и преступление сделались грёзами русской культуры.

Многие в контексте дискуссии о свободе в русской литературе вспомнят Достоевского, но ему ещё будет своё место. Для начала уместнее было бы припомнить другого автора XIX столетия, куда более органично связанного с русской национальной стихией, — Николая Лескова. В его романе «Очарованный странник» мы встречаем тип народного героя-преступника, в то же время, святого. Герой Лескова — подвижник и убийца, в нём жирными красками нарисована биполярная позиция «разбойник-святой» и через него же она упраздняется. Начавший своё странствие со случайного убийства барина, крестьянин Иван Флягин, заканчивает путь в монастыре, смиренным послушником. Убийство всю жизнь тяготеет над ним.

Как христианин Флягин не может смириться со своим поступком, но отказаться от свободы он тоже не может. Флягин приходит к мысли, что свобода стала возможной для него лишь благодаря преступлению. Он стыдится свободы. Жизнь Флягина делится на полусознательный период до преступления, и тяжкое осознание себя и мира после него. Кульминационной точкой этого пути оказывается обращение в монашество. В этом моменте чужая смерть и предвестие вечной жизни приходят в опасное соприкосновение. Произносящий в конце патриотическую тираду Флягин говорит о том, что готов пойти на войну, готов убивать за Родину. Происходит оправдание убийства через патриотический долг. Не следует ли из этого то, что прежний грех сделался для Флягина необходимым для святости поступком? Пожалуй, так. За патриотическим пафосом и христианским смирением звучит оправдание убийства. За оправданием убийства проглядывает оправдание его дара — свободы. Таков грубый ответ русского мужика на многочисленные споры о присутствии греха в жизни. Для него оппозиция святости и греха снимается через свободу. Свобода становится посредником между убийцей и праведником. Свобода открывает грешнику дорогу к вечности. Теологи и философы чуть позже прислушаются к мужику.

Для Ивана Флягина несвобода очевидна. Он чувствует её присутствие. Для него она есть нечто материальное. Выражается она в зависимости от барина, в прикреплённости к усадьбе. Свобода для него равнозначна длительному путешествию. Она уже не столь материальна. Она как бестелесный призрак, которого можно увидеть, но с которым нельзя обменяться рукопожатием. Свобода для мужика как линия горизонта — ускользающая цель. Где-то рядом с ней вновь бродит рабство. Флягин ощущает себя зависимым от преступления. Мёртвый барин поселился в чувстве греха. Для окончательного освобождения ему необходима святость. Свобода в его случае не может быть полной, пока не обращается в жертвенность. Жертвенность преломляет мир. Она не сковывает, не нависает туманной дымкой, она строит внутри и вне мужика иную версию бытия, в которой он неуловимыми узами связан с Божественным Благом и живёт в пробуждающейся святости. Мужик преодолевает упорядоченный материальный мир, запустив в него стихийность, но от стихийности он устремляется к святости

Следует подчеркнуть, что восприятие своей повседневности в такой системе нарочито плотяное. Живой крестьянский быт отождествляется с покоем. В одни минуты он кажется желанным, в другие — скучным и жестоким, но к каждому воспоминанию о нём, и даже к самому его описанию, примешана тяжесть. Быт может быть сколько угодно тёплым и наивным, всё же лучшее, что в нём есть, требует покорности и укоренённости. Из них и вырастает тяжесть. Крепостничество лишь венчало собой тёплую скуку крестьянской обыденности. Из влажного болотца русской деревни, точно иссохшее дерево с уродливыми ветвями, росло усадебное дворянство — русский помещик. Он был гарантом неподвижности. Хранителем статичной крестьянской повседневности.

Община и барин находились в сговоре. Главные условием этого сговора было устранение мобильности из крестьянского быта. Общине это было выгодно потому, что только за счёт отсутствия мобильности в крепостной деревне она могла устойчиво поддерживать свой авторитет. Барину нужны были рабочие руки, способные обеспечить ему беззаботное существование. Европа и старая Русь тут сходились в том, что главная опасность для них коренится в нереализованной свободе русского мужика. Он явно уже перерос Русь, столь же явно он не хотел врастать в Европу. Первое означало, что, получив свободу, он прежде всего раздавит патриархальный быт, второе предвещало, что многие достижения насаждённой Петром среди дворянства европейской культуры, будут стёрты чуждающейся их удалью мужика.

Читать полностью:  http://www.sensusnovus.ru/analytics/2013/11/27/17534.html

Комментариев: 0

"Зевок" испанского дебюта

Транспортная составляющая в продукции, производимой и потребляемой жителями Сахалина, настолько значительна, что экономика острова спонтанно все больше ориентируется на страны Азиатско-тихоокеанский регион, нежели на внутренний российский рынок. В результате, в последние годы проявляется тенденция к обособлению этой островной области РФ от экономического пространства страны.
Ист. http://expert.ru/expert/2012/49/shag-na-s​ahalin-shag-v-yaponiyu/media/173009/

Он затянулся предложенной мною «Примой» и как бы став выше, втянув в себя сутулость, помедлив спросил:
— Ты дед это серьезно? С огромной радостью, а почем вербуют?

Я поведал, обходившему деревенские дворы в поиске работы Алексею об якобы услышанном из СМИ наборе Украинских рабочих на далеком острове Сахалин. О согласованном местной администрацией края с иностранными добывающими компаниями острова, проекте строительства дамбы. Грабящие многие годы Россию корпорации, решили оплатить проект и строительство восьми километровой насыпи от м.Лазарев до о.Сахалин. Проектные обоснования указали на экономическую выгоду дамбы перед строительством моста.

Проинформированный блицор задумал партийку с привлечением в этот гамбит желающих не воевать, а хорошо заработать Украинских военнослужащих и лиц призывного возраста.

Оформление документов, выдача проездных и подъемных будет производиться в гор военкомате Ростова и Москвы.
Мой случайный знакомый, с появившимися искринками в уголках глаз и сменившимся тоном просящего на твердый хозяйский, подтвердил свое согласие, пообещав поделиться новостью с друзьями из АТО и двумя племянниками ожидающими повестки.

Прощаясь он благодарил меня за обед, мешок выросших из теплых вещей сыновей, собранных бабкой и все причитал:
— Ну ты дед меня развел. Спасибо за минуты надежды на солидную материальную возможность помочь семье в Мариуполе и уберечь жизни близких, переждав начало конца братоубийственной бойни теми, кто не относит себя ни к Украинской ни к Русской крови.

Приснится же такая доминация! Интересно, подобное с проходной пешкой снится только водопроводчикам, или обреченным на власть и цугцванг тоже?

И.Муксун.

Источник:  http://mukcun.livejournal.com/43263.html

Комментариев: 0

Почему колхоз эффективней фермера?

Ответ на этот вопрос даёт Александр Энгельгардт в своей книге «Письма из деревни» ( 1887 г):

Бедность и следствие ее — обезземеливание — большей частью происходят от разделов. Но, конечно, не всегда раздел влечет за собою обезземеление; если земли у деревни довольно, если земля хороша, в особенности если хороши конопляники, если двор был богат и при разделе каждому досталось довольно лошадей, скота, денег на постройку, если при этом разделившиеся все хорошие хозяева, хорошие работники, любят землю, то и они могут оставаться до известной степени зажиточными. Конечно, это бывает редко. Обыкновенно один из отделившихся, более благоприятно обставленный, поднимается, а другие или делаются нищими безземельными батраками или хотя и держат землю, ведут хозяйство, но вечно перебиваются кое-как, вечно живут в самой непроглядной бедности. Как бы ни было плохо мужику, но если он настоящий мужик-хозяин землелюбец, то держится земли до последней крайности и бросает только тогда, когда ему вовсе уже не под силу, когда его одолевают дети, бедность. Да и тут он старается удержать свой огород, свою усадьбу, свою коровку и овечку, свою холупенку, в которой могла бы жить его жена, куда он мог бы притти, как в свой дом. И часто случается, что самый последний, бедствовавший до крайности, но не бросивший земли и хозяйства, успевает как-нибудь вывернуться и, народив много сынов, выкормить их. Когда у него подрастут дети, он поднимается на ноги, берет больше земли, богатеет, делается зажиточным хозяином — вот и новый «богачев» двор. Потому что все дело в числе рук и в союзе.

Повторяю, даже при теперешних неблагоприятных для мужика условиях, — при недостатке земли, при обременении ее огромными налогами, при крайне неэкономическом отношении к мужику начальников, заставляющих его бесполезно тратить массу сил, * — многосемейный дом, в котором несколько молодцов-работников и хороший хозяин, до тех пор, пока он не разделился, пока все живут, в союзе, пока работают сообща, все-таки пользуется известным благосостоянием и зажиточностью. Что же было бы, если бы вся деревня в союзе и сообща обрабатывала землю? Даже при таком союзе, какой представляют рабочие артели, то есть где предоставляется каждому жить отдельно и соединяться в артель только для ведения сообща хозяйства, причем каждый работает в раздел и получает соразмерно работе, даже и при таком артельном хозяйстве результаты получились бы замечательные.



Все дело в союзе. Вопрос об артельном хозяйстве я считаю важнейшим вопросом нашего хозяйства. Все наши агрономические рассуждения о фосфоритах, о многопольных системах, об альгаусских скотах и т. п. просто смешны по своей, так сказать, легкости.

У меня это не какое-нибудь теоретическое соображение. Занимаясь восемь лет хозяйством, страстно занимаясь им, достигнув в своем хозяйстве, могу сказать, блестящих результатов, убедившись, что земля наша еще очень богата (а когда я садился на хозяйство, то думал совсем противное), изучив помещичьи и деревенские хозяйства, я пришел к убеждению, что у нас первый и самый важный вопрос есть вопрос об артельном хозяйстве. Каждый, кто любит Россию, для кого дорого ее развитие, могущество, сила, должен работать в этом направлении. Это мое убеждение, здесь в деревне выросшее, окрепшее.

Мало того, я, веря в русского человека, убежден, что это так и будет, что мы, русские, именно совершим это великое деяние, введем новые способы хозяйничанья. В этом-то и заключается самобытность, оригинальность нашего хозяйства. Что мы можем сделать, идя по следам немцев? Разве не будем постоянно отставать? И, наконец, полнейшая неприменимость у нас немецкой агрономии разве не доказывает, что нам необходимо нечто самобытное?

Вот почему в одной из моих статей * 19 я говорил про крестьянское хозяйство: «Хлеба никогда не хватает на прокормление, а чуть неурожайный год, крестьяне уже с декабря начинают покупать хлеб. А между тем дайте в мои руки ту же землю, тот же труд, то же количество скота — ив несколько лет я поставлю хозяйство на такую ногу, что хлеба не только хватит на прокормление, но еще и продать будет что. Стоит только для этого уничтожить нивки, разделить землю на десятины и обрабатывать землю сообща. Я не только твердо убежден в этом, но знаю, что с этим согласится каждый крестьянин. Зажиточность неразделившихся дворов разве не доказывает этого?».

Описав там же мое хозяйство, я закончил статью следующим образом:

«Я достиг в своем хозяйстве, можно сказать, блестящих результатов, но будущее не принадлежит таким хозяйствам, как мое. Будущее принадлежит хозяйствам тех людей, которые будут сами обрабатывать свою землю и вести хозяйство не единично, каждый сам по себе, но сообща-». И далее я говорю: «Когда люди, обрабатывающие землю собственным трудом, додумаются, что им выгоднее вести хозяйство сообща, то и земля, и все хозяйство неминуемо перейдут в их руки».

И додумаются.

Все крестьяне сознают, что жить большими семьями выгоднее, что разделы причиною обеднения, а между тем все-таки делятся. Есть же, значит, этому какая-нибудь причина? Очевидно, что в семейной крестьянской жизни есть что-то такое, чего не может переносить все переносящий мужик. Не в мужике ли оно? Вот у мещан, у купцов дележей гораздо меньше — там вся семья работает сообща: один брат дома торгует, другой по уезду ездит, третий в кабаке сидит и все стремятся к одному — сорвать, надуть, объегорить. Не оттого ли мужик делится, не оттого ли стремится к отдельной, самостоятельной жизни, что он более человек, более поэт, более идеалист?

Если бы крестьянские семьи, расходясь жить по разным домам или по разным углам дома — бывает иногда, когда не на что выстроить новую избу, что живут и в одной избе в разных углах, — в то же время не разделяли хозяйства и сообща обрабатывали землю, подобно тому как это бывает в купеческих семействах, где иногда, разделившись и живя в разных домах, все-таки ведут торг сообща, то уже одно это имело бы громадное значение. Но я даже не видал таких попыток, и трудно предположить, чтобы люди, озлобленные друг против друга, как это всегда бывает при разделах, могли согласиться на общее дело. Гораздо скорее согласятся на это чужие, даже целая деревня, чем разделившаяся семья. Мне часто случается сдавать крестьянам покосы из части, на том условии, чтобы убирали сообща и затем делили готовое сено. Дело всегда идет отлично. Так, одна соседняя деревня ежегодно косит у меня с половины довольно большой луг, и коситвсей деревней, потому что после покоса этим лугом и прилегающими пустошами деревня пользуется для выгона лошадей и скота. Крестьяне сначала хотели убирать луг в раздел, нивками, каждый двор отдельно — так убирают они свои собственные луга и луг соседнего помещика, — но я на это не согласился. Теперь, когда привыкли, оно уже так и идет из году в год, и сами крестьяне довольны, потому что при покосе сообща весь луг убирается сразу, до Казанской, когда крестьяне еще не приступили к своим покосам, и скорее поспевает для выгона, тогда как при покосе в раздел тот, другой могут опоздать покосом, затянуть, и неубранная нивка будет препятствовать выгону скота. На покос деревня выходит вся за раз. Тотчас — это совершается чрезвычайно быстро — делят часть луга на нивки по числу кос, и затем каждый косит отдельно свою нивку, кончили один участок, переходят на другой, который тоже делят по числу кос, и каждый гонит свою долю и т. д. Весь луг скашивается за раз, хотя и в раздел, по нивкам. Я этому не препятствую, потому что это не производит никакой разницы в хозяйственном отношении. Косить сообща, огульно, идя в один ряд, крестьяне ни за что не соглашаются, потому что, говорят они, в деревне косцы неравные, не все косят одинаково хорошо, а так как сено делится по числу кос, то выйдет несправедливо. На уборку сена деревня высылает людей по числу кос, и уже эта работа производится сообща, причем распоряжается один из крестьян, пользующихся доверием деревни. Он смотрит, чтобы все хорошо работали и клали копны равной величины. Затем половина копен переводится ко мне, а другую половину крестьяне делят между собою по числу кос.



Мне случается также сдавать покосы из части не целой деревне, а небольшим артелям из четырех, пяти человек. Так как в артель подбираются по взаимному согласию ровные между собой косцы, то они уже вовсе не делят покос на нивки, даже для косьбы, но косят сообща, все подряд, убирают вместе, и сено делят по числу кос. Так нынче пять человек из соседней деревни косили у меня с половины клевер на лядах сообща и делили сено по косам.

Замечу здесь кстати, что многие думают, будто крестьяне не понимают выгоду клевера и по рутине всегда предпочтут луговой покос клеверу. Ничуть не бывало. Соседние крестьяне тотчас поняли, что клевер отличный корм — овса коням не нужно, — что его очень выгодно косить и убирать, особенно если он хорош, и как только я предложил нынче косить у меня запольный клевер с половины, тотчас нашлись охотники, несмотря на то, что клевер был посеян по пшенице на ляде, где множество пней, лому, кустов и, несмотря еще на то, что я требовал, чтобы работали сообща, не разделяя на нивки. Да еще как скосили! Все листочки целы. Правда, что и клевер был хорош, на лядах всегда родится замечательный клевер. Мужики потом хвастались в деревне, что у них нынче не сено, а клевер с тимофеевкой. В этой деревне своих лугов нет, и мужики берут, где можно, пустошки на скос с части или покупают. Разумеется, те, которые косили у меня клевер, хотя и с половины, наготовили корму более, чем другие, да и корм-то лучшего качества.

— Ишь ты! Клевер все таскают! — с завистью говорили другие крестьяне, купившие для покоса пустошки, поросшие белоусом и куманицей.

— И таскаем — не вашей щетине чета!

— Артельщики!

— И артельщики. Потому у нас союз!

Однако, сколько мне ни случалось сдавать покосов маленьким артелям, всегда в артель подбирались люди из разных дворов и никогда не соединялись люди из одного разделившегося двора. Разделившиеся никак не могут соединиться для общего хозяйственного дела, и нигде нет такой зависти, такой недоброжелательности, как между разделившимися, хотя, с другой стороны, при отражении врага, например, в драке, разделившиеся, несмотря на вечные ссоры между собой, действуют чрезвычайно согласно, и хуже нет, как попасть под кулаки разделившихся братьев.

Есть еще одно очень важное, имеющее огромное значение обстоятельство, которое часто бывает причиною несостоятельности одиночных хозяйств, — это неспособность к работе, неспособность к хозяйству, неспособность только вследствие недостаточной умственности в известном направлении. Это обстоятельство чрезвычайно важное и еще более подтверждает необходимость и важность артельного хозяйства.

Иные думают, что достаточно родиться мужиком, с малолетства приучаться к мужицким работам, чтобы быть хорошим хозяином, хорошим работником. Это совершенно неверно. Хороших хозяев очень мало, потому что от хорошего хозяина требуется чрезвычайно много. «Хозяйство вести — не портками трясти, хозяин, — говорят мужики, — загадывая одну работу, должен видеть другую, третью». «Хозяйство водить — не разиня рот ходить». И между крестьянами есть много таких, которые не только не могут быть хорошими хозяевами, не только не могут работать иначе, как за чужим загадом, но даже и работать хорошо не умеют.

Мало этого, есть много людей, которые, хотя и способны работать, но не любят хозяйства. Душа его к хозяйству не лежит, не любит он его, а интересуется чем-нибудь совсем другим.

Кому не случалось видеть в деревне так называемых дурачков? Я говорю не о таких дурачках, юродивых, божьих людях, которые ходят по миру и собирают копеечки, а о тех дурачках и дурочках, которые живут при семьях, в дворах и занимаются, по мере способностей, работами.

Я знаю одного дурачка от рождения, который не может научиться рубить дрова. Пойдет, когда пошлют, а иногда и сам задумает рубить, но как? Иногда и хорошо рубит, но большею частью никак не может разрубить трехаршинное бревно — думает в это время, должно быть, о чем-нибудь другом — на три равные полена: то отрубит полено в пол-аршина, то в три вершка, то в два аршина — все дрова перепортит.

Знаю еще дурачка, который отлично плетет лапти, отлично колет, отлично пашет, но все это делает только, когда ему вздумается, если же заупрямится, то никакой силой его заставить работать нельзя. Пашет он отлично, но пашет через все нивы подряд, и свои и чужие — прекрасный бы пахарь был при общем хозяйстве!

Знаю здесь в деревне девушку — в лицо взглянуть, видно, что сумасшедшая, — которая отлично работает, но совершенно механически, не зная, что и к чему.

Знаю мужика-хозяина, который имеет свой двор — бедный, конечно, единственный бедный в богатой деревне, — который прекрасно исполняет всякие работы, даже плотницкие, окна присаживать может, который был бы отличным батраком и прекрасно исполнял бы всякую работу по чужому загаду. А между тем сам он, за своим загадом, ничего делать не может и по хозяйству ничего не понимает: сена, например, высушить не умеет. Раз косил он у меня с половины лужок, выкосил отлично, под руководством старосты, отлично высушил сено, сгреб в копны, перевез мою часть в сарай, а свою оставил на лугу — завтра перевезу. На несчастье, пошел ночью дождик, и погода переменная стала: то дождь, то солнце. Что же? Недели две возился он со своими копнами — то растрясет под дождь, то сгребет сырое. Мы успели в это время отлично убрать большой луг и наложить два звена сена, а он все возится со своими копнами — никак подладить не может.

Знаю одного мужика, молодца, отличного работника, теперь уже бросившего землю и разорившего двор, у которого жена, здоровая, сильная, нельзя сказать, чтоб очень глупая, а даже старательная женщина, ничего не умеет работать. Не может нажать своевременно столько ржи, сколько нужно для прокормления семейства, — у людей все сжато, а у нее еще стоит, другие бабы нажинают в день три да четыре копны, а она еле успевает сжать одну. Лен мнет: другие бабы наминают от 30 фунтов до пуда, а она 10—15 фунтов, да и мнет так плохо, столько спускает льна в костру, что ей можно платить, лишь бы она не ходила мять.

Есть у нас один дворовый человек, Филат, очень способный на всякие ремесла, хотя ни одного хорошо не знает, — неоценимый для деревни человек, потому что он и рамы сделает, и стекла вставит и комнаты обоями оклеит, и печку, в случае нужды, сложит, и посуду вылудить может, словом, мастер на все руки. Филат, как бывший дворовый, земли не имеет и хозяйством не занимается, но он держит корову, овец и сам заготавливает для них сено. Ежегодно он берет у меня лужки на скос с части, и вот уже восемь лет смотрю я с удивлением на его уборку сена: никак не может подладить, разве уже неделю, две стоит такая звонкая погода, что всякий дурак уберет сено. А то, чуть погода переменная, как это у нас обыкновенно бывает, — смотришь, Филат сено спарил. На том же лугу, рядом с Фи-латом, люди убирают прекрасное сено, а у него нет-нет и попортилось:

то разобьет не вовремя, то сгребет сырое, спешит, никак в такт не попадает. Да мало того, что сено дрянь, — на каждый пуд сена у Филата идет, по крайней мере, вдвое более труда, чем у других.

Если, с одной стороны, возьмем дурачка, который не может нарубить дров, а с другой — отличного мужика-хозяина, у которого всякое дело спорится, который может загадывать работу на огромную артель, то между этими двумя крайностями существует бесчисленное множество степеней. Если, с одной стороны, полные дурачки редки, то немногим менее редки и особенно замечательные хозяева. Преобладают средние люди, и в числе их наибольший контингент составляют люди, механически выучившиеся, вследствие постоянного упражнения с малолетства, более или менее хорошо работать, неспособные единично вести самостоятельное хозяйство, а способные работать только под чужим загадом, под чужим руководством.

Пока семья не разделилась, то за загадом хорошего хозяина, или за общим загадом всех, в общей работе, все хорошо делают свое дело, работа идет споро и даже дурачок, если он не совершенный идиот, приносит свою пользу. Но разделилось семейство — а глуповатых бабы еще скорее подобьют на раздел — хозяевами делаются люди, не способные к хозяйству. Конечно, умея работать, такой хозяин все делает по общему деревенскому загаду: люди пахать — и он пахать, люди сеять — и он сеять. Но в частностях дело не спорится, нет хозяйственного соображения, некому загадать. И здоров, и силен, и работать умеет, а все не то. Работает много, а дело выходит, как у того Филата, которому каждый пуд сена обходится вдвое дороже, чем другим. Эта неспособность к хозяйству причиною, что даже в зажиточных деревеньках, стоящих в особенно благоприятных условиях, всегда встречается один-два бедняка, хозяйство которых резко отличается от других. И это даже тогда, когда все живут в одной деревне, сообща владеют землей, ведут одинаковое хозяйство, многое делают по общему загаду — время сева, например, всегда определяется с общего совета, — работают на нивках, недалеко отстоящих одна от другой. Рассадите тех же людей на отдельные участки земли, где каждый будет вести самостоятельное хозяйство, что тогда будет? Положительно можно сказать, что деревня и общинное владение землей спасают многих малоспособных к хозяйству от окончательного разорения.

Лучшим доказательством служат помещичьи хозяйства, в которых теперь за невозможностью, как при крепостном праве, иметь хороших хозяев, бурмистров и старост, сплошь да рядом ведется такое хозяйство, что массы труда засаживаются в землю совершенно бесполезно, иногда даже вредно, так что ценность имения не увеличивается, а уменьшается от такого нелепого хозяйства. Неспособность к хозяйству теперь доставляет главный контингент батраков и будет доставлять до тех пор, пока у крестьян не разовьется артельное хозяйство. Встретить между батраками, даже между старостами, человека с хозяйственною головою, способного быть хорошим хозяином, необыкновенная редкость. Не оттого ли слово «батрак» считается таким обидным? И замечательно, что с каждым годом количество способных к хозяйству и даже способных вполне хорошо работать батраков уменьшается. Человек, способный к хозяйству, теперь разве только случайно может попасть в батраки.

Чтобы быть хозяином, нужно любить землю, любить хозяйство, любить эту черную, тяжелую работу. То не пахарь, что хорошо пашет, а вот то пахарь, который любуется на свою пашню.

***

Я не статистик, не политик-эконом, не публицист, а так себе, занимающийся хозяйством землевладелец, вращающийся в маленьком мирке и описывающий то, что подметилось. Все, что я пишу, относится к той маленькой местности, которую я знаю, если же выходит так, что в других местах то же самое, то это потому, что одинаковые условия порождают одинаковые явления. Прошу поэтому читателя быть нетребовательным к этим деревенским очеркам.

Что крестьяне наделены недостаточным количеством земли, что они обременены налогами, это несомненно. Точно так же несомненно для меня, что это затеснение крестьян, не принося пользы землевладельцам, наносит огромный вред государству, потому что огромные пространства земель остаются теперь непроизводительными, необработанными, а труд, который употребляется на обработку остальных земель, вследствие неразумного его приложения, не приносит того, что мог бы приносить. Мы бедны, все у нас идет ни так, ни сяк, денег нет, а между тем поезжайте, посмотрите, какие пространства лежат необработанными, заросшими лозняком и всякой дрянью. Но вот что главное, эти не бывшие еще в культуре земли содержат в себе массы питательного материала, и при самой поверхностной, грубой обработке могут дать огромные богатства. Но кто же,  кроме мужика, может извлечь эти богатства?

И я, деревенский хозяин, и исправник, выбивающий недоимки, и комиссии, исследовавшие причины несостоятельности крестьян, не можем не видеть, что крестьяне наделены недостаточным количеством земли, так что даже уменьшение налогов будет только паллиативною мерой.

 Александр Энгельгардт

Источник: http://tochka-py.ru/index.php/ru/glavnaya/entry/563-8457412

Комментариев: 0

УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Российские средства массовой информации и «записные патриоты» сегодня активно насаждают термин «украинский фашизм», а в рунете всячески клеймят «укропов», радуясь сообщениям о гибели очередного вооруженного подразделения бывш. Украины или «лайкая» под фотографиями их останков. Между тем, всё это «пушечное мясо» состоит из обманутых русских, которые потеряли свою национальную идентичность (процесс «украинизации» был «официально» начат 15 октября 1914 года).

При этом действия кремлевских СМИ и проплатных «сурковских групп интернет-влияния» направлены на отвлечение внимания от истинных преступников. Но неоспоримый факт в том, что идейными вдохновителями, информационным прикрытием и финансированием вооруженного переворота на бывш. Украине занимались следующие персонажи:

— глава «украинского ваада и сионистского комитета Украины» Иосиф Зисельс;
— «директор Центра Иудаистики» из рассадника радикального украинского национализма в Киево-Могилянской академии, созданного на гранты США и «пожертвования» олигархов, Леонид Финберг;
— идеологически близкий неонацизму «израильтянин» Шимон Бриман, его американский подельник Марк Остромогильский, безродный космополит В.Лихачев;
— специально завезенный на «майдан» ставить «кровавую метку Украине» сионистский провокатор Бернар-Анри Леви;
— периодически проходящий подготовку в спецназе «израиля» киевский раввин Моше-Реувен Асман, привезший собой до 300 израильских спецназовцев, и призывающий американские войска в Крым раввин-провокатор В.Капустин;
— «трехглавый змий евромайдана» Тягнибок-Фротман, Кличко-Этинзон, Яценюк-Бакаи;
— возивший на майдан расстреливать протестантов и милицию снайперов банкир-депутат С.Пашинский;
— решившая «расстреливать из ядерного оружия» русских «аферистка международного класса» Тимошенко-Капительман со своими подельником Шуфричем;
— организатор одесской Хатыни, называющий себя «главным жидобандеровцем – вместе с Коломойским» — губернатор В.Немировский, организовавший приезд военных химиков ЦАХАЛа для составления горючих смесей, а затем назвавший «законным» сжигание несклонившихся перед хунтой жителей Одессы;

Финансировалась их деятельность со счетов Порошенко-Вальцмана, главы Европейского еврейского союза И.Коломойского (и его подручных «израильских магнатов» Г.Корбана и Б.Филатова), Боголюбова, Пинчука, Фирташа, Суркисов, Ярославского, К. Жеваго и пр., включая раздавшую вместе с пирожками на «на евромайдан» $5 млрд. отпрыска сумасшедшего сифилитика В.Нуланд-Нудельман, циничного лгуна выкреста Дж.Керри и т.п.

Все эти персонажи, принадлежащие к одной специфичной социальной группе, утверждающей свою «избранность», в союзе с несколькими сумасшедшими, извращенцами и сектантами[3] организовали государственный переворот в Киеве. А затем ввергли бывш. Украину в пучину гражданской войны и начали геноцид против русского населения Новороссии – стравив между собой разные части русского народа.

Здесь необходимо ещё раз вспомнить слова отпетого еврейского нациста Менахема Менделя Шнеерсона:

«Украинец будет думать, что борется против экспансии России, борется за свою самостоятельность, будет думать, что, наконец, обрел свою свободу, в то время, как полностью попадает в зависимость от нас.
То же самое будут считать и русские, будто отстаивают они свои национальные интересы, возвращают «незаконно» отобранные у них земли и прочее. Все это мы будем делать под предлогом разных суверенитетов, борьбы за свои национальные идеалы. В то время мы не дадим ни одной из сторон самоопределиться на основе национальных ценностей и традиций.
В этой войне дураков славянское быдло будет ослаблять себя и укреплять нас, главных дирижеров смуты, якобы стоящих в стороне и не только не участвующих в кровавых событиях, но и не вмешивающихся в них. Более того, мы полностью обезопасим себя. В сознание славян-профанов мы заложим такие стереотипы мышления, при которых самым страшным словом станет «антисемит». Слово «еврей» будут произносить шепотом».

Эта лишь короткая цитата из речи, произнесенной «любавическим ребе» в 1994 году, которая полностью была опубликована в Вологодской газете «Славянин», N-4(32), 2001 год. После публикации суд не смог «пришить» ее редактору В.Ф. Попову 282 статью, т.к. он оперировал фактами, и за него вступились русские ученые академик Ю.К. Бегунов и доктор юридических наук О.Г. Коротаев.

Можно спорить о достоверности произнесенного, но неоспоримым является то, что практически все цели и задачи, обозначенные Шнеерсоном, сегодня уже решены. Эдуард Ходос в своей книге «Еврейский смерч» свидетельствует и о таких словах «любавического ребе»: «В эти дни, когда «все царства мира восстают друг на друга», мы должны знать и верить, что война между царствами народов мира не коснётся, избави бог, евреев. Напротив, все происходящие события пойдут только на пользу еврейскому народу...».

Таким образом, речь должна идти об угрозе национальной безопасности России и всего русского народа. При этом сегодня стоит серьёзно задуматься и «высшей кремлевской элите» и пересмотреть кадры с последними минутами жизни Муаммара Каддафи, которого линчевали руками племени мисрата — турецких евреев, обращенных в ислам, от названия племени которых идет название города Мисурата (см. Т.Мейсан, «Le lynchage de Mouammar Kadhafi»). После чего мисрата занялись геноцидом берберов — коренного населения Сев. Африки.

Источник:  http://communitarian.ru/publikacii/polit_dvizheniya/v_mosgordumu_rvetsya_ocherednoy_kac_kotoryy_vseh_prodast_kupit_a_potom_snova_prodast_no_uzhe_dorozhe_13092014/

Комментариев: 1

ЗА МИЛЫХ ДАМ!

В канун дня великой торжественности и святости мужского преподобия, позвольте Вас, несравненные форумчанки поздравить с днем 8-го Марта! 

Спасибо Вам за нечеловеческое терпение, желание сделать нас лучше, образнее, нежнее. Пусть с Ваших глаз не сходят искринки радости, а душу не покидает мелодия праздничного мажора.

Мы Вас любим меньше всего за красоту, больше за умение положить на плечо руку, заглянуть в глаза и сменить стук сердечных тревог на перезвон весенней капели.

С праздником счастья и весны!


Дед Иван.

Комментариев: 1

Обращение к ветеранам донбасской войны или почему нельзя дружить с чёртом.

«Чтобы есть вместе с дьяволом, нужна длинная ложка»(народная мудрость)

На днях Союз Добровольцев Донбасса провёл в Москве на Поклонной Горе первый съезд. На него прибыло порядка 600 делегатов из разных регионов России а так же ЛНР и ДНР. Организовывался съезд при поддержке одиозного «общественного деятеля» ДНР и РФ Александра Бородая, которому ни один добрый русский человек не подал бы и руки после всего того, что он сделал для «сворачивания» проекта Новороссия.

Я намеренно не буду касаться морально-этической стороны данного вопроса (сотрудничество с человеком, который был одним из главных персонажей, кто «похоронил» Новороссию, и первой скрипкой в сурковском оркестре, само по себе ужасно)! Я лишь хочу предупредить печальные последствия, которые может породить это сотрудничество. Понятное дело, что Бородай не является самостоятельной фигурой в организации этого съезда, у него нет ни необходимых материальных ресурсов, ни политического веса. За Бородаем стоят очень серьёзные люди, в первую очередь его старый хозяин г-н Сурков и его соратники, которые с самого начала Русской весны работали против Новороссии! Эти люди никогда не были замечены в благотворительности или любви к русскому народу. Это расчётливая и хитрая «мафия», которая, вкладывая во что-либо копейку, ставит задачу вернуть рубль. Я понимаю, что многие добровольцы, вернувшиеся с Донбасса, находятся, мягко говоря, в бедственно положении. Люди, которые с парой гранат останавливали украинские танковые колонны, просят устроить их охранниками или грузчиками. Я понимаю, что участие в этом съезде было вынужденным шагом! Однако, дорогие наши герои, я хочу, чтобы вы помнили, какую бы услугу они вам не оказали, заверяя вас в своей бескорыстности, эти люди всегда возвращаются за своими долгами! В один далеко не прекрасный день, вам придётся заплатить кровью и потом за каждую полученную копейку! Особо примечательно обращение Бородая, которое он как бы невзначай обронил во время своей вступительной речи:

«Мы должны быть готовы к тому, что, если это потребуется, ещё раз (!!!) встать на защиту нашей Родины!»

 

 В какой авантюре пятая колонна среди элит хочет использовать такой ценнейший ресурс, как сознательные русские добровольцы, Бородай не уточнил...

Но я не виню вас, вы честь и доблесть русской нации! Кто я такой, чтобы в чём-то вас обвинять? Виноваты мы, простые граждане, ваш тыл! Мы виноваты в том, что у нас нет крупного бизнеса, с помощью которого мы могли бы проспонсировать независимое объединение ветеранов Донбасса, виноваты в том, что молчим, когда русские герои вынуждены чуть ли не с протянутой рукой браться за любую работу, виноваты в том, что забыли о тех, кто эти полтора года проливал свою кровь за нашу нацию!!! Наших героев берут в оборот негодяи вроде Бородая, Суркова и ко, а мы сидим на диванах раскрыв рты! Хочется рыдать от бессилия и ярости! Кто знает в каких политических игрищах будет использован такие ценнейшие кадры, как ветераны донбасской войны! Сирия? Ирак? В какую ещё бесперспективную бойню вас захотят послать? Дорогие наши солдаты, хочу сказать вам одно — берегите себя и не позволяйте использовать вас как пешек в геополитических игрищах наших «элит». Помните, что кроме вас у нас никого нет!

Источник:  http://russorum.livejournal.com/30360.html

Комментариев: 2

Голодных не убедить, что они сыты

 Количество бедных в России в 2015 году выросло почти вдвое. Такой вывод следует из недавнего опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). По его данным, если в декабре 2014 года доля тех, кто заявлял, что им не хватает даже на еду или хватает только на нее (это, соответственно, и есть международно признанные критерии нищеты и бедности), составляла в сумме 22%, то всего через год, в декабре 2015-го, этот показатель вырос до 39%.

Между тем, всего за три дня до публикации результатов этого исследования вице-премьер российского правительства Ольга Голодец, курирующая социальную сферу, сообщила, что по последним оценкам в РФ всего 22 млн бедных. Это число с данными опроса явно не совпадает. 22 миллиона от 143 миллионов населения России — это чуть больше 15 процентов. Соответственно, 39% — это почти 57 миллионов бедных. 22 млн и 57 млн не коррелируют никак.

Вице-премьер не приводит ссылок на первоисточник, но, судя по всему, она опирается на официальную статистику Росстата. Если исходить из того, что количество бедных в России официально измеряется численностью живущих на доходы ниже прожиточного минимума, а в третьем квартале 2015 года он составлял в среднем по стране около 10 тыс. рублей, то согласно данным Росстата, эти 22 миллиона (примерно 15– как раз те, кто живет именно на такие и еще более низкие доходы.

Все бы хорошо, но проблема в том, что похожие данные (чуть больше 14% населения, живущих на доходы от 9 тыс. рублей и ниже) найденные мной на сайте Росстата, относятся лишь к 2014 году.

Более актуальная диаграмма, размещенная на сайте того же Росстата дает другие данные.

На сумму до 3,5 тыс. руб. живет 3,8% населения страны;

От 3500 руб. до 5000 руб. – 5,6%;

От 5000 руб. до 7000 руб. – 9,4%;

От 7000 руб. до 10000 руб. — 14,6%.

Итого — 33,4%, или около 48 млн человек. То есть, даже по данным Росстата получается, что бедных в России более чем вдвое больше, чем об этом говорит вице-премьер. Цифра 33,4% гораздо ближе к тому числу бедных (39, которое показал опрос ВЦИОМ.

Причем понятно, почему у социологов количество бедных оказалось выше. Всего за год, из-за роста цен на продукты и услуги планка реального, а не номинально обозначенного правительством прожиточного минимума, передвинулась намного дальше отметки в 10 тыс. рублей.

Однако если судить по опросу ВЦИОМ, все еще хуже. Согласно исследованию, на сумму до 5 тыс. рублей в месяц живет 13% опрошенных россиян; от 5 тыс. до 8 тыс. рублей – 15%; от 8 тыс. до 10 тыс. рублей – 18%. То есть, опрос показал, что ниже или на уровне официального прожиточного минимума в России живет в общей сложности 46 процентов ее граждан.

При этом оценивают свое материальное положение как «плохое», или «очень плохое» лишь 22% респондентов, а 64% процента считают, что живут «средне». Что в очередной раз демонстрирует, что запас оптимизма в обществе далеко не исчерпан. В то же время, политическое руководство страны может сколько угодно успокаивать себя приглаженными цифрами. Проблема в том, что самоощущение людей до бесконечности «приглаживать» не получится. Если год назад семья из четырех человек, имевшая доход в 40 тыс. рублей в месяц, еще кое-как могла сводить концы с концами, то в декабре 2015-го такие средства могут обеспечить ей только полуголодное существование и балансирование уже даже не на уровне бедности, а на грани откровенной нищеты.

Правительство может, конечно, не считать бедными тех, кто имеет доход, скажем в 11 тыс., 12 тыс. или 15 тыс. рублей в месяц. Оно в своем праве. Но вот объяснить голодным, что они не голодны, что им только так кажется – это с каждым днем будет все сложней.

Александр Желенин.

Источник:  http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/12/29/1476569.html

http://novorossia.pro/

Комментариев: 4

РОССИЯ ПОД ВЛАСТЬЮ ИУДЕЕВ

Хороших людей больше, чем плохих, но плохие лучше организованы!

В России ситуация такова, что впору начинать петь песню «ВСТАВАЙ СТРАНА ОГРОМНАЯ, ВСТАВАЙ НА СМЕРТНЫЙ БОЙ». Эта статья — информационное оружие, созданное во спасение России. Просьба ко всем интернет-друзьям, коих у меня более 1500! Перекопируйте эту статью на свои странички в Живом журнале и на другие интернет-ресурсы. Это будет НАШ ОТВЕТ на вызов времени!!!

Друзья, давайте и мы будем организованными!

А.Благин.

Читать полностью  http://blagin-anton.livejournal.com/283431.html

 И вот вам еврей в погонах в чине полковника рядом с СИНАГОГОЙ в ВС РФ.

Комментариев: 1

Страшная нефтяная тайна

 Государство и в особенности те, кто прикормлен нынешним российским государством, кто прикормлен его природными ресурсами, принадлежащими большинству населения и являющимися федеральной собственностью — очень сложно устроенная машина. Велика сия тайна есть. Но некоторые открытия сделать можно.

Вот открытие номер 1. Цены на нефть упали. Упали примерно в 4 раза. В Америке, поскольку это мировые цены на нефть, упала стоимость бензина. А в России стоимость бензина не упала, а возрастает. Это как? Сами производим нефть, сами ее себе продаем, а конечный продукт при удешевлении исходного сырья не дешевеет? Это как?

Начинаем разбираться. Эксперимент тут удивительный. Есть такое понятие, как себестоимость добычи нефти по непосредственным затратам и себестоимость по общим затратам. Что такое непосредственные затраты? Просверлить, высосать, залить в танк, оттранспортировать, продать, получить доход — цикл замкнулся. В общем шел, подскользнулся, упал, потерял сознание, очнулся — прибыль в кармане.

Общие затраты — это разведка. Это инвестиции на обновление. Это издержки, идущие на зарплату, налоги, транспорт, энергетику — все затраты. Эта себестоимость уже есть основа объективной долгосрочной рентабельности.

Цифры таковы. Себестоимость барреля нефти по непосредственным затратам: РОСНЕФТЬ — 9 долларов за баррель; ЛУКОЙЛ — 49; ГАЗПРОМНЕФТЬ — 22; БАШНЕФТЬ — 22; ЭКССОН МОБИЛ — 57; БРИТИШ ПЕТРОЛЕУМ — 79; РОЯЛ ДАТЧ ШЕЛЛ — 77. Чувствуете пропорции?

По общим затратам, которые включают в себя налоги и инвестиции, цифры следующие: РОСНЕФТЬ — 37; ЛУКОЙЛ — 69; СУРГУТНЕФТЕГАЗ — 53; ГАЗПРОМНЕФТЬ — 49; БАШНЕФТЬ — 44; ЭКССОН МОБИЛ — 75; БРИТИШ ПЕТРОЛЕУМ — 95; РОЯЛ ДАТЧ ШЕЛЛ — 94; ШЕВРОН — 83; КОНАКО ФИЛИПС — 79. Почувствовали разницу? В чем она?

Разница в том, что западные компании платят людям зарплату, а не пособия на выживание. Рентабельность там в разы меньше, чем у российских компаний. Инвестиций там на развитие в разы больше. Налоговые изъятия на Западе — природная рента — идут в бюджет страны. А у нас куда идет природная рента? Вспомним еще, что продавая нефть по 120 долларов за баррель, наши российские компании, как видим, имели себестоимость в два-три раза меньше этой цифры. Вы можете себе вообразить норму прибыли, которую они выкачивали из страны?

Второй секрет. Как вообще это возможно? Нефть в земле — это федеральная собственность, то есть государственная, то есть назначенная для всей страны. А хитренький механизм лицензирования, который дает право на разработку нефтяного месторождения, содержит в себе маленькую уловочку. Добытая нефть почему-то из федеральной собственности превращается в собственность компании, которая ее добывает. Лицензия дается на что? На право добыть федеральную нефть. Что должен получить добытчик? Правильно, плату за труды плюс прибыль. С какого пирога нефть становится его собственностью? И вся ее стоимость становится его же собственностью?

1
Лицензия на право добычи в нормальном случае дает возможность добывающей компании за счет продажи нефти (если она на это уполномочена) оплатить свои издержки и получить прибыль. Прибыль регулируется государством с точки зрения социальных потребностей страны (распределения той самой природной ренты) и необходимости стимулирования частной компании на прогресс, развитие (так называемая, маржа). Основная часть дохода должна идти собственнику — т. е. государству. Но она идет в другую сторону. В нашей стране недра фактически приватизированы! Неявно и противозаконно. Т. е., по — русски говоря, украдены. Кем? Теми, кто имеет право выдать вот такие хитрые лицензии, и теми, кто получил лицензию. А кто это такие? Это родственники. Это члены кооператива Озеро. Это та самая команда, которая в нашем политологическом определении формирует, так называемый, хунтоподобный политический режим России. В карманы очень небольшой группы людей перекачиваются нефтяные и газовые богатства нашей страны, вместо того, чтобы по закону распределяться по всей стране.

Куда идет прибыль — разница между конечной продажной стоимостью барреля нефти и издержками? Например, государственная компания РОСНЕФТЬ в основном распределяет прибыль самой себе. По открытым данным всего лишь 10–15% зачисляется в бюджет страны. Это как? Какая она после этого государственная компания? И куда смотрит Президент Путин, когда богатства страны, ее деньги в условиях финансового и экономического кризиса по-прежнему идут в карманы топ-менеджеров, у которых зарплата в тысячи раз выше, чем средняя зарплата буровиков и нефтяников? Как это?

Картинка приватизации государства наблюдается и в Центральном Банке России. До недавнего времени ЦБ получал прибыль, что само по себе уже нонсенс. Центральный Банк — регулятор — получал прибыль как коммерческий киоск на базаре. Его прибыль опять-таки шла в интересах и в карманы топ-менеджмента. Ему урезали, конечно, эту малину. Но не на 100%. Все равно, по-прежнему, эта прибыль в заметной части идет в карманы топ-менеджмента.

У нас государство, или его уже нет? Или оно уже в кармане у политического режима, возглавляемого нашим уважаемым Президентом? Вот такой вопрос.

С.Сулакшин.

Источник;  http://narodnayavolya.com/index.php/ct-menu-item-3

Комментариев: 0

Новая волна приватизации: зачем и почему?

 Официальные средства массовой информации, а также протокольные хроникеры деятельности главы государства Президента Путина и Правительства совершенно определенно позволяют видеть, что готовится новая волна приватизации в стране — вторая волна. Зачем? Почему? Что это такое? ПЕРВАЯ ВОЛНА ПРИВАТИЗАЦИИ — КОЛОНИЗАЦИЯ Обратимся к нашей памяти о первой волне приватизации. Помните ее? В стране было очень много национальной собственности и национальных средств производства. «Национальных» в смысле принадлежащих и находящихся в юрисдикции нашей страны. То есть то, что производили эти средства производства, было нашим российским и потреблялось народом России. Есть такие понятия, как «внешнеторговый оборот» и «торговый баланс». Через границу страны наружу и вовнутрь постоянно ходят натуральные продукты (экспорт и импорт) и деньги. Уж очень радовались наши либералы-космополиты, что торговый баланс у нас был положительным. Я объясню, почему. Страна получала немало валюты за счет этой модели. Но что происходило дальше? Эта валюта замораживалась в так называемом стабилизационном фонде (я бы его назвал фондом кастрации России). А также деньги выводились за рубеж, общим объемом больше триллиона долларов. То есть из России, несмотря на положительный торговый баланс, все равно выводились ресурсы. И отношение экспорта к импорту достигало 3:1. Из организма России наружу вытаскивалось в 3 раза больше, чем в виде импорта и поступлений вводилось. По опыту Бухенвальда известно, что бывает с таким организмом. Он умирает. Это состояние дойной коровы, узника концлагеря, умирающего организма. Сегодня российский организм умирает, потому что экспорт по-прежнему больше импорта. Капитал по-прежнему из страны уходит. Не будем воевать с Западом, потому что мы и есть ЗападКитай фактически присоединился к западным…Блоги Как была организована первая волна приватизации? Собственность и производящие основные фонды, находящиеся в юрисдикции страны, прошли через чековую чубайсову приватизацию. Это контролировали советники из ЦРУ. И это факт. Я свидетельствую об этом. У проходных заводов за бутылку собирались и перекупались ваучеры. Кто перекупал? У кого были деньги? У населения накопления на сберкнижках в Сбербанке сгорели. В стране не было денег. Демонетизация была дикой. Был такой термин «живые деньги». Т. е. собственно деньги. Их не хватало даже для простогооборота. Бартер, зачет, натура, суррогат, валюта — все на обмен, т. к. монетаристы уничтожили рубль. До сих пор его всего 40% от ВВП, что в мире беспрецедентно. В Китае 180%. Мне доводилось в те годы бывать за рубежом, где с нас (тогда еще советских людей на грани всей последующей катавасии) в заштатных гостиницах требовали рубли: «Продайте рубли!». Накапливались большие объемы денег, в том числе валюты, за которые Запад с помощью подставных фигур внутри России перекупал российские основные фонды. Оборонозначимые и стратегически значимые фонды потом просто уничтожались. Перепрофилировалась экономика, деформировалась ее отраслевая структура от передовой, наукоемкой, технологической, инновационной и оборонозначимой к сырьевой, архаической, третьеразрядной и неконкурентоспособной. К элементарному рынку сбыта для западной экономики. Все это делалось в те годы. Сегодня виден результат. До 99% в отдельных группах товаров импорт. Для всего этого и была организована первая волна приватизации. В результате более чем 50% (а то и 75–90собственности российских основных фондов оказалось не в руках государства. Доля государственной собственности, где Россия имеет свою юрисдикцию, составляет максимум 10%. Остальное находится в частных руках. И большая часть из этого сосредоточена в руках нероссийских. Что это такое, как не распродажа страны? Только вообразите, если бы вся эта собственность работала на национальные интересы, наш народ и нашу национальную безопасность? Но понятно же, что подданные других держав преследуют национальные интересы своих держав, а не России, что мы и наблюдаем. Россия — в изоляции. Россия — изгой. России выдали «черную метку». Россия приговорена к геополитической утилизации. Вот замысел, цена и последствия первой волны приватизации. Позитивная затея по формуле «частная собственность всегда эффективнее государственной» провалена полностью. Национальная эффективность экономики в целом снизилась. НО ОПТИМУМ СУЩЕСТВУЕТ Существуют очень важные показатели большой социальной системы (каковой является страна), описывающие ее оптимальность, здоровье, гармоничность и органичность. Есть такой показатель, как доля государственной собственности в структуре всей собственности страны. Понятно, что если эта доля нулевая, то государства нет. Если доля государственной собственности, как в Советском Союзе, составляет 100% — это тоже плохо, потому что нет самозанятости, предпринимательства и инициативы, то есть мощных мотивов для экономического прогресса. Значит, оптимальный показатель находится где-то в середине. На каком уровне должен располагаться этот оптимум? Какова оптимальная доля государственной собственности для нашей специфичной, большой страны со слабой инфраструктурой, климатическими издержками, особой ментальностью производства, распределения и потребления? Какой процент государственной собственности оптимален? Наши либералы-космополиты говорят, что надо еще приватизировать и всеми силами сводить долю государственной собственности к нулю. Т. е. к нулю собственно говоря саму Россию. А по расчетам, межстрановым компаративным и историческим данным, следует, что в России, как и в ряде стран Западной Европы, оптимальная доля государственного имущества в общем объеме собственности должна составлять 55–60%. Тогда страна будет наиболее благоденствующей. На сегодня же у нас — 10%. А эти гопники говорят: «Давайте и дальше приватизировать! Даешь вторую волну приватизации!». Что это такое, как не диверсия против нашей страны? Удаление от оптимального профиля страны к профилю лузера? НЕ БЮДЖЕТ ИЗ МЫЛЬНЫХ ПУЗЫРЕЙ Вот тоже очень важное. Почему вдруг именно сейчас объявляется масштабная приватизация? Почему надо приватизировать оставшиеся вкусные и очень важные с точки зрения доходной базы бюджета страны РОСНЕФТЬ, АЛРОСА (ключевые природные ликвидные богатства нашей страны), Сберегательный Банк, где хранятся накопления всей страны? Напомню, что в 1991 году Гайдар сжег эти накопления. Сейчас, если приватизируют, а потом обанкротят Сбербанк, произойдет то же самое — будут сожжены все накопления населения. Почему им позволительно все это делать? Потому что они свалили экономику страны и как-то хотят поправить дела? Но грабли-то, т. е. публика — та же самая. Бюджет дефицитен на десятки процентов. Если считать ВВП по паритету покупательной способности, то путинская экономика рухнула на 40%. Экономика России сегодня всего чуть-чуть не дотягивает до ельцинского обвала в середине 1990-х годов. Это нежизнеспособная система. Девальвировав рубль, они затыкают дыры за счет народа. Но ценностей-то под этим нет! Реальных благ нет! Вместо бюджета в стране мыльные пузыри. Но вроде все хорошо, дефицит бюджета припрятали, рейтинг у Президента большой. Но это же обман. Реальные блага могут получаться только тогда, когда люди работают. Россия — работает? — Не смешите! С людей сейчас будут драть новые налоги. Уже начинают. У них выхода нет. Они ничего не умеют. Они не в состоянии строить и созидать. Они могут только резать бюджет, накладывать новые поборы на народ и распродавать последнее. Простой детский вопрос: «Вы сейчас распродадите последнее (РОСНЕФТЬ, АЛРОСА, Сбербанк и т.д.), а что вы будете делать и распродавать в следующий кризис? Как вы собираетесь восполнять дефицит, если вы не сумели создать в экономике страны механизм даже простого (я уже не говорю о расширенном) воспроизводства?». Ответ совершенно понятен. Впереди с этими людьми крах. ГЛОБАЛЬНАЯ КОРРУПЦИОННАЯ АВАНТЮРА И последнее. В условиях кризиса и спада рыночных котировок продают значимые ликвидные активы. По дешевке продают. Доход бюджета будет минимальным. Почему продают на минимуме? Еще вопрос: «Кто купит? У кого сейчас есть деньги? У кого есть мохнатая лапа, чтобы купить продаваемое на аукционах?». Они приспособились обеспечивать своих сыночков то ПЛАТОНом, то Сельхозбанком, то еще чем-нибудь… Кто купит? Ответ: инсайдер и коррупционер. Связанный с нерезидентом.+ Мы сталкиваемся с перспективой глобальной коррупционной авантюры, которая для страны попросту смертельно опасна. Это преступление против страны и большинства населения, то есть против народа. Готовит эту авантюру власть. Готовит ее Президент Путин. Делайте вывод сами, в какую сторону нужно менять рейтинг, и как к этому всему относиться…

С.Сулакшин.

Источник:  http://narodnayavolya.com/index.php/ct-menu-item-3/entry/215-новая-волна-приватизации-зачем-и-почему

Комментариев: 0
газета «Земля и народная воля»
Иван Муксун
Иван Муксун
сейчас на сайте
72 года (04.03.1946)
Читателей: 24 Опыт: 0 Карма: 1
все 22 Мои друзья
Я в клубах
Русский язык Пользователь клуба